?

Log in

IdeaPro [entries|archive|friends|userinfo]
anatoly_darakov

[ website | ideapro ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

В большой промысловой рыбе должно быть просто много мяса! [фев. 6, 2004|03:39 am]
anatoly_darakov
[Настроение |creativecreative]
[Музыка |santana Amigos]

Прошлое где-то граничит с настоящим
Ты не грусти так – мало кто помнит всю жизнь
Хронологию скоро опять станут соблюдать
Есть в Москве на улице Погодинской 10 - Институт экологии и гигиены человека. Статуя стоит на этаже без подписи, но в очках. Когда сервер несли, спросили кто это может быть. Я решил – Мойдодыр – основатель института.

В оркестре играли две скрипки и электронный синтезатор есчё двух
У нас тут нет гастрономической фантазии
У тебя есть почтовый ящик аналоговый (ну там, бумажный)…
В отделе своих внутренних дел
А ты помнишь, кто тебе первый объяснил, что дважды два четыре – не пословица?
Как поздно приходит непонимание!
А стареть-то придется(?)
Легендарная осень его жизни
Уж мы-то будем весело стареть!
Книги теперь стоят меньше, чем ценятся

Ну кто такой этот Путин, чёрт возьми!? Я помню Брежнева, Черненко, Андропова, Горбачёва, Картера, Рейгана, Буша, Клинтона, и Буша опять, а Фидель помнит всех и Че Гевару… и он есчё тут?! Мумия слы-шит, мумия зна-ет. А из ихнего окна площадь Красная видна: лечиться, лечиться и есчё раз лечиться от етого дела настоящим образом. Он и в бреду всё смотрел передачи…помните?


Глава многоразовых мыслей
Туманная мысль. Но сколько в ней ослепительной ясности!
Пошлые мысли о сладеньком
Не на том глобусе мы живём…
Почему инстинктивно мы чувствуем какой-то подвох?
Ты антилопа моих мыслительных просторов
Все не просто, но я уже знаю как
Мы не знали, что он Конфуций, пока он был
Все же их читают… - Так ты же их есчё и говоришь!
Конгруэнтность – вот, что нужно постичь! – это подобие до полного совпадения образов, до однохуйственности
Оригинальность – не порок, но это анекдот про порутчика Ржевского - древний

Глава семейных ценностей
Не точите ножи на ночь. Зачем?
За стеной соседи опровергают аксиомы
Соседи могут быть гостями, а вот гости могут и не быть соседями
Я умру молодая, а ты – таким как есть
Марина лечила Высоцкого героином от алкоголя. Он умер.
Тебя утром будить? – а чЁ?!
Это может длиться всю половую жизнь (?)
Что-то когда это ешь как-то не по себе становится…
Огурцы совсем плохие – мне кажется, их нельзя есть – от них какая-то душевная боль
Невыносимо ждать только первую половину ночи
Седые бакенбарды неотвратимости
Если бы был ужин, он бы тебя ждал (оба смысла добрые)
Такая отстраненность казалась излишне теплым приемом
Последние слова не обменяешь на первый поцелуй
Дрочи с учетом рейтинга!
Женщины хотели его до самой смерти


Глава о рекламе, как способе существования мозговых клеток
Попиздеть – это то, чем я хочу торговать
Вот такой товар – как они сами
Умом рекламу не понять
Они заказывают креатив и, тут, мы начинаем играть с ними в эту игру
Если твой бренд креативный, то и картинки как-то по-креативнее выглядят
Модель – это подсадная утка
Для фото-натюрморта выбрали по-аппетитнее курицу-модель. Это модель курицы для целевой группы
Мысль не должна быть гениальной – она должна быть простая и ясная – тогда она продается
Хочешь быть понятым – будь понятным
Конкурировать нужно с самим собой
Секрет остался неоглашенным, но от этого не менее пикантным
Открой свою внутреннюю Америку!
Рукописи не потеют
Тань, ты сбросила колготки (по e-mail в типографию) - сбрось пожалуйста
Наша служба креативна и трудна…

Глава о Родине и политике
Если Вы не следите за (своими)словами - за ними будут следить другие
Конец в России хуже чем конец
Творец в России меньше чем творец
Национальные признаки были стерты следами хорошего аппетита
Автономия чем-то сродни автаркии
Аджария ведь это же Грузия или не Грузия?..но ведь автономия же...? – правильно, проезжай
Почему мы всё время избегаем читать КОРАН? Там что, такие страшилки написаны, как у Сорокина

Глава о Диалоговом чувствословии (Искусство спросить) и Искусстве выражать
А ты не спрашивай меня – просто скажи твой правильный ответ
Не делай мне мозги, когда я делаю их другим
Они любовь превращают в похоть
У нас к этому такой привязанности нет, как у алкоголиков к футболу
Цельное молоко, а личность – целостная!
Я такую забывчивую жизнь веду!..
Не хочешь обманывать – не обманывайся
Диалог становится диалогом только для зрителя. Для нас это монологи
Ты не думаешь, когда ешь? – нет смысла
До каких пор стоит убеждать гипнотизера в том, что ты по гипнозом
Чернышевский зачем-то все время подчеркивает, что писатель здесь он – а что делать?
Я не пишу – я рисую эти стихи пером по воздуху. Ты видишь только сушеный гербарий пожухших слов
Он поэт-песенник? – нет писатель вслух
Это не сочинение – это расписание – часто встречаются дни недели
Но это ведь я писал, так может я ошибся?..

Глава о Живой природе и медицине
Осторожно! Ща коту руку прищемлю
Эта рыба досталась мне уже в банке
А если акулы окажутся правда такими?!
Коты сложнее собак?
Чем меньше баночка, тем рыбка вкусней
Раздевание и одевание – элементы динамического дизайна
А суп можно сделать потом внутри
Этот жир - обед
А в реке они всё есчё водятся…
Мозг-то – не такой уж виртуальный дивайс
Кто вылавливает дельфинов для этого мерзкого шоу?!
Искусство медленно, но верно стареть
Невропатолог был веселым уже 11 лет
Курсантам-судоводителям не рассказывают об этом ужасе одиночества на вахте посреди чёрного неба и чёрного океана, в тишине и пустоте мира. А вы знаете как они сходят с ума!

Глава об управлении управлением
Пиздеть – это не главная функция руководителя
А если ты понял, тогда зачем пришел?
Я же продюссер – меня нельзя доставать
Там сидят в офисе натренированные ниндзи…-черепашки.
Директор по направлению пусть Вас направляет
Научитесь работать в нашем стиле – тогда сможете его превзойти
Резкость не прибавляет авторитета, однако авторитет не страдает от резкости
Кто хотел пошутить? – выходи по-одному
В этой конторе они там ничем не занимаются, и работают тоже никогда. Они маркетологи –они как все – цены узнают
Не был ни в чем уверен, но твёрдо знал одно: гласные нельзя пропускать
Надо научить какую-нибудь обезьяну делать тоже самое, что делали бы мы в этом случае
Меньше работаешь – дороже продаешь. Приближаемся к абсолютному нулю работы – получаем почти абсолютно любые деньги. Остальное передаем женщинам – пусть доделывают.
Никто не хотел уходить
Я не больший идиот, чем все мы
Людей на переправе не меняют

Глава поэтическая
У осени красные мокрые глаза как у усталого инженера.
Она молчит в ответ на порывы ветра и мне хочется помочь ей перейти через улицу.

Из хрустальных сосудов льется на пол вино
Словно кто-то обидел уходящие дни
На фасадах беззвучно мигают огни
Я устал засыпать, я открою окно

Свежий ветер ворвется в ленивую грусть
Разметает остатки бессмысленных дел
Я сегодня куда-то опять не успел
Сколько можно спешить? Не успел –ну и пусть

В город нервов моих постучался покой
Угловатой небритой своей бородой
Я остатки цветка поливаю водой
Я остатки стремлений делю со звездой

Из желаний я строил неверия храм,
Из надежды я вылепил красочный миф
И не столько я счастлив был, сколько спесив
В переборе наивных своих гексаграм

Я на западе грезил увидеть восход
Шел по шпалам, ведущим, увы, в никуда
Светом прошлым мой путь освещала звезда
Но сегодня закончился этот поход
СсылкаОставить комментарий

Глава Попиздеть [фев. 6, 2004|03:37 am]
anatoly_darakov
В большой промысловой рыбе должно быть просто много мяса!
В другой ситуации нас это не удивило бы
Сделай себя сам
Чтобы играть в футбол нужен ум, а для хоккея достаточно мужества. Помните: «Неравный бой ведёт ледовая дружина» (снова на льду Чутского Озера дружина Александра Невского)
СсылкаОставить комментарий

(без темы) [фев. 6, 2004|03:22 am]
anatoly_darakov
Продолжение.
Горожанам и селянам, а так же путешественникам в заграничные курортные туры посвящается.
Гарнизон ордена горы Папай утром был разбужен по тревоге рано вскочившим Атаманом. Тут-то и начинается Война. «Док! Буди ребят! Вода пришла! Надо валить!» Шоковая терапия «подъем» зашита как BIOS в медленно стартующей из спящего режима машине сознания. Все вскочили. Катя подумала, что дали воду и надо скорей идти умываться, пока не выключили. А это была река Пшада – самая большая в районе Большого Геленджика горная взрывная река с самым обширным бассейном водосбора. Она уже бесновалась под мостом – всю ночь в горах шел дождь – дождались…Но бойцы не дрогнули и, скрипя нечищенными зубами паковали манатки и совали в обувь пакетики для герметизации – смех – река поднялась на метр-полтора и, теперь отсекла всякую возможность ехать по ней куда надо. Можно, конечно, было справляться на спецплотах или вызывать из густого тумана вертолет МЧС или уйти по хребту на Михайловский перевал, как поступили выборщики-туристы. Но мы решили окопаться и переждать, надеясь на достаточность дров и принесенных с собой припасов. Тоже риск – работа, школа…Но как круто застрять в горах в непролазной грязи с этой бешеной рекой и гномами! Это акт возмездия социуму, это – правосудие над размеренностью любителей планировать свою жизнь, стресс, который целебен, как глоток свежего воздуха, как прыжок с парашютом, как попытка честно ответить на вопрос ребенка.
А какой пред этим был вечер! Все помогали Тане делать еду, она кормила и заботилась, реанимируя, за одно, свои природные инстинкты и теша себя манией чистоты – носилась мыть каждую миску, Их надо брать с собой и котелок и спальник и фонарик и все, что может пригодиться. Один саблю взял. Пригодилась: обжегся и прижимал во сне пальцы к холодному клинку, избежав отечности и болезненности ожога II степени – камень неудачно схватил из камина.
К нам пришли почти все мужчины селения. Они питались нашей радостью и дарили свою, пели под гитару те самые песни, пировали и вели неспешную беседу о самом важном, главном для человека – бедности, любви и войне.
Никто не помнит всего, никто не помнит как отключился, никто не чувствовал себя лишним или ситуацию противоестественной. Так жить нужно: сочувствуя и разделяя. Удивила цена на моем котелке из Российского алюминия – 400р – да он же золотой! Без комментариев. Другие есть ценности и цены, более древние и легендарные брэнды: человечность, взаимность, дрова, вода, сало, пусть даже водка, но чтобы кстати – для релакса, а не для куражу. Кураж уже в том, что тринадцать человек снова за одним столом вечерят и учатся друг у друга жизни. Мы одной крови. Мы живем на этой земле – банально, но факт, установленный теперь и нами. Каждый в праве сделать это для себя. Это не дорого, это – ценно.
Сказки, легенды и мифы – они как брэнды живут в сознании людей. Все ведь, по прежнему, для и во имя Человека, который всегда гордо звучит. Мы не аскеты, не экстремалы (ну кроме Доктора), мы – урбанизированные информатизированные бизнесмены и люди других творческих профессий. Мы горожане от рождения. Но так отдыхать нужно и нам.
Живет там философское мега-животное, такой фэнтэзи-кич-моллюск Пачуха. Она вырастает до гигантских размеров и питается исключительно странным образом. Когда в человеке накапливается избыток дерьма во всех смыслах, то возле туалета в Новосадовом она поджидает и атакует свою «жертву». Особенно это опасно для лиц, находящихся в неадекватном состоянии сознания. Их она в себя инкапсулирует, обволакивает, принудительно окукливает на длительный срок погружая в анабиоз. Она, как паразит, питается высосанным из нас дерьмом, создавая прецедент трансцендентального магического биоценоза (сожительства видов). Человек в Пачухе молодеет, хорошеет и выплевывается, возможно через много лет, в другой, новый мир, который не помнит ничего плохого из прошлого, в котором теперь нет пагубных привязанностей и можно, взирая свежим взглядом незамутненного рассудка, жить на счастье себе и людям. Пачуха – брэнд папайского эпоса. Она окружена сонмом сказочных мутантов, которые все живут рядом с нами и влияют, оказывается, скрыто, но радикально на вектор нашего помешательства. Только в их логове – в Новосадовом – на развалинах вертухайского гарнизона новое лесное казачество стоит на страже здоровой психики нации строителей всяких строев и жертв разных рекламных кампаний.
Там у них клуб такой свидетелей невидимых событий. Они всех приглашают, кто согласен с основополагающими аксиомами любой приличной религии, в том числе и наукообразной, типа маркетинга или виндсерфинга.
Хоббиты Кавказа тихо вершат судьбы мира, храня тайные силы природы у нас под самым носом. Это секретное оружие внутри каждого: романтизм, мужество, стойкость, единение перед лицом опасности, любовь к ближним, эстетическое чувствование, воображение, чувство юмора и меры, такта, честность и доброта – так много боеприпасов, что можно отстреливаться всю сознательную жизнь. Только нужно осознать себя как самодостаточную часть этого великого и прекрасного нашего с вами мира. Мы все уникальные, мы очень не простые, мы должны раскрыться. У каждого своя харизма (это магнетизм, притягательность, если приелся этот термин). У каждого своя важность и нужность. Нам нужно жить счастливо. Мы все правы. Экскурсия в пшадский лес – только повод. Все и так есть внутри каждого. Мы же – люди.
Ну что, вперед, пионеры и комсомольцы, антропологи и зверобои, философы и психиатры, музыканты и поэты, директора и бухгалтера, индейцы и евреи. Спой нам, ветер, про дальние страны! – не забыли еще эту песню?
СсылкаОставить комментарий

рассказ о приключении в горах кавказа с гномами и казаками документальный [фев. 6, 2004|03:21 am]
anatoly_darakov
[Настроение |okayokay]

Нас радостью питает наша жизнь
Нам горем кажется ее молчанье
Ее покой не нужен никому
У леса есть два свойства: медленно перемещаться и скрывать в себе партизан. Таинственной жизни партизан счастья и их невидимой борьбе за наше духовное здоровье посвящается эта новелла. Если счастье только в деньгах – не читайте ее – не поймете. А для тех, кто готов в его поисках покинуть «суету городов», - эта история о нашей этнографической экспедиции. (все названия есть на карте и в сети доступны по указанным ссылкам и мейлам).
Началось все просто: Доктор уговаривал нас сходить в поход в Новосадовый около трех лет. Все рассказывал и наматывал на подсознание, пока не попал в специальную точку «тоски по настоящей жизни». Мы посоветовались с коллегами, и я решил: «на день рождения вырвусь!». Ведь мы все боимся, где-то глубоко в душе, заразиться потребительством и стать биологическими придатками персоналки и мобильника. Это голос предков, их кровожадная здоровая жизнь на природе не дает стать хищным самцам и феминизированным самкам обоих полов больными на все конечности.
Решено: список продуктов, теплых вещей…чай середина декабря на дворе…дети (мои коллеги молоды шкодны и задорны) в восторге предвкушения, со списками в зубах, с авоськами – на базар! Я на связи. Жена в предвкушении отдыха (!?!). Дочь в эйфории. Доктор позванивает – не верит своему успеху: «Неужели клюнули!? Эти рекламисты кабинетные – и туда же. Знать, не один я в этом поиске заблудился». Идем вшестером. Данилевич срочной депешей вызван из краевого центра, другие участники шоу расставлены на свои позиции. «Данилевич заселил местность бомжами» – сказал я, и сам же рассмеялся, чуть позже. Карета на Пшаде ждет. Устали все от тусовки. Соседи по офисному центру и таксист белой Волги провожают сочувственно. Мирные селяне и драйвер – кавказский Дерсу-У-Зала – Атаман Пшадского Казачьего Войска Валентин в тельняшке моряка и ферзями на погонах объясняет всем: это ребята с Доком на Папай собрались – ого! –отвечают глаза зевак – зимой, в дожди…?! – делать нехер этим городским!
У них там в деревне нет таких бредовых идей. У них в головах порядок. Они не создают себе неожиданностей. Им и так этого добра хватает в деревне. Вот несколько лет назад – оползень часть домов под горой снес…
Короче. Назад пути нет. Данилевич утром, как доложил Атаман, выдвинулся в одиночку вверх по реке – к 15.00 будет там все готово ко встрече и размещению. Девченки-боевые подруги отказываются ехать в кабине ЗИЛа наотрез: «мы хотим экстрима на равных правах с мужиками!». – Женщины втираются к людям в доверие и могут обзывать их в лицо хоть неисправимыми балбесами.
Загрузили диван и байдарку докторские. Купили еще прокладок, хлеба, батареек для MP3-плеера и свечей хороших, которые долго горят. Видимо в деревне плохие никто не покупает – опытные там товароведы до сих пор в Сельпо работают…Или Док разбирается..? он сделал своими руками самогон за время жизни на Михайловском перевале и его брэндит под непонятным месседжем – тоже чувствует конЪюнктуру – мы же с запросами публика!? А подача какая! Мятая бутылка из голубого пластика абсолютно левого производства! Ну чем не в духе этнографической экспедиции советских ученых в папуасские деревни? Мы же себя со средним классом ассоциируем. Кстати, таких людей с 99 года стало в 1,7 раз больше и к ним себя причисляют 49% россиян. Патриотично так думать: «ты не бомж, а среднего достатка гражданин – интеллектуального труда мастер»
На трансфер ушло от Геленджика 320 рублей за такси и 1500 р за 25км вверх и 25 км вниз на ЗИЛе, который с нами и оставался на базе в расположении бывшего взвода внутренних войск управления исправительных заведений – короче, Зона там была в середине прошлого века, когда много было людей, страдающих от недостатка жилплощади – так им государство помогало почувствовать себя причастными к социалистическому строительству нашего светлого настоящего. Теперь там поссовет, возглавляемый простым русским мужиком, профессором Димой Данилевичем насчитывает не многим более 3х дворов и десяти душ, затерянных в глубоком горном лесу вне зоны покрытия МТС и других подслушивающих спецслужб. Но об этом позже…
Едем по Широкой Пшадской щели. Скачем с амплитудой 0,5-2,5м на всех трех ведущих осях клонированного нашими учеными монстраидального внедорожника из американских военных фильмов, опять же – середины прошлого века (некоторые мысли нас не отпускают и преследуют через долгие годы и жизни).
Это не сафари – джипы разные здесь не прокатят. Минимум ГАЗ-66! Но и он долго не живет без лебедки и конвоя. Такая езда в горах возможна только с опытным водителем подхорунжим Валентином с блестящими глазами усталого рыжебородого ангела-хранителя. Тачка, в общем, зверь, драйвер – круче и купил он ее в Ростове за $1500 с консервации.
Бездорожье, как и беспорядок по Булгакову, не в клозетах а в головах. Поэтому мы так часто покупаем Хаммеров и Брабусов всяких, чтобы из этого бездорожья мозгового, если чЁ, выбираться. Все в войнушки играем или в Зарницу с пацанами или в козаков-разбойников..? И чем дороже эта куча электроники, тем вроде-бы надежней…
Ну ладно! Амитофо! С Богом!
ОГОВОРКА: далее в тексте новеллы тема крепких алкогольных напитков и других веществ, вызывающих стойкую привязанность и увеличение дозы до потери человеческого облика, не обсуждается! Только установленные наукой факты!
Отъехали пару километров – привал. Как впечатления от начала? Атаман предлагает за знакомство. Дочь слегка разочарована. Юра – питерский композитор сварщик-монтажник – спрашивает: «а в чем прикол казачества?». Долгий экскурс в основы мироощущения соли земли Кубанской, как симметричный ответ на первую попытку оценивать чужие жизненные ценности. Видимо есчё не до поняли, почему выбран столь умудренный аксакал в качестве гида-проводника, толмача и транспортировщика. Позже, поедая с аппетитом его запасы сала, уже никто не беспокоился по поводу актуальности казачества в этих отрогах Главного Кавказского хребта. Ведь в необходимости нашего присутствия на Кубе или архипелаге Франца-Иосифа, в Сибири и Сербии никто не сомневается?.. Тогда поехали дальше.
Дальше прыжки на диване и приконтрованной к кузову перевернутой докторской байдарке на 2-3 часа стали главной частью аттракциона. Это как у ковбойцев и рафтингеров – полет над несущей волной – ветер в лицо, ветки в лицо, все вибрирует и вибрация эта с амплитудой в человеческий рост! Это тренирует вестибулярку и реакцию. И скорость-то 20-30км/ч, но как клёво!!! Я на родео! Я летчик-дельтапланерист! Я смелый чудак-экстремал! Теперь понятна тоска лермонтовского Мцыри – куда его рвало из монастыря.
Первое строение. Мы чистим от воды карбюратор – это 15 минут. Док демонстрирует класс инструктора по выживанию – чай на тгазовом примусе в кузове ЗИЛа за 5 минут. Последний звонок жене на работу: «мы на пол-пути туда!» – кричу, целясь в воображаемую сотовую антенну оператора, реклама которого могла бы быть на этих страницах. Атаман звонит своей Эдуардовне и неопеределенно обещает вернуться в понедельник или..как получится…Что-о они тут много жути нагоняют: мороза нет, разве что ночью,.. Фобос обещал в I-нете дожди не раньше вторника? Стоим у пасеки, дыма нет – видно, как плавится воздух над трубой. Пасечник спешит наполнить свою кружку и с достоинством отходит. Усаживается созерцать наш отъезд, согревая в ладонях ритуальное сакэ на счастье. Взгляд по-йогически расконцентрированный и пустотный. Видно как блаженство мастера растекается по ложбинам и щелям. Он нас невербально благословляет в добрый путь к победе над собственной точкой зрения.
Но это будет понятно потом. А сейчас, река сорок раз встречается с нашим вездеходом и каждая встреча красива и антуражем и диалогом двух могучих стихий: человеческого упорства и бесконечности круговорота воды в природе. Она рождает море, откуда вышла жизнь, как ученые, иногда, полагают. Скалы, деревья, валуны, цвета воды и румянец лиц, блики вспышек наших фотокамер (репортаж для Вас готовим – простая скромная работа собственного корреспондента, претендующего на целую литературную колонку в «Выходном»). Мы находимся в пути. А это – не направление, а способ жизни – инструмент выживания. Но, к счастью, путей много. Выбирай свой, ни на что не похожий. Повезет – будешь первооткрывателем той Америки, где другие уже живут тысячелетиями…А хочешь, сделай ее своей, дай ей имя свое и славу свою и поделись счастьем с ближними…Только не надо давить – а то миссионеров, иногда, съедает живьем непонятливая паства.
В пути ничего не стряслось. Ну, кроме, восторга и динамизма этого экшэна. Движение было уверенным и приятно энергичным. Там ждала баня (не по-черному) и достаточно, пока есчё, дров. В дороге встретили пилигримов, которые четвертые сутки везли два бревна в родное село с вершин Кавказа. Они совершенно ошалели от собственного подвига и ящика водки, ломались фотографироваться. Мы ретушируем лица и не разглашаем имен тех, кто пожелал остаться неизвестным.
Дальше – развалины зоны (на карте: лес.уч.Папай) и человечек, собирающий разные, краснеющие на фоне одиночества зимнего леса дары скупой природы. Витамины нужны и лесовичкам, и эльфам, и, даже, этим хиппи-хоббитам Грушинских фестивалей самодеятельной песни. Кстати, и фамилия теперь у Володи – Фон Грушин. Он явно каких-то голубых кровей - человек-носитель культурных ценностей шестидесятых и семидесятых: гитара, волосы, прононс и неутолимая страсть к общению. Мы говорим с ним. Дочь маякует: «снимай скорей! Какой типаж! Он, наверное бомж. «Он не бомж, объясняю: он живет во чреве лесов своей Родины, он наш, коренной мега-гном, легенда на яву, леший». Он добрый, услужливый и абсолютно прикольный тип. Говорит, что есть не только Дима и баня, - есть праздничный ланч в честь прибытия долгожданной экспедиции. Им там приятно делать для нас такую благожелательную ауру – лечит от цинизма и бухучета. А Валентин-то денег не стал брать до конца – мол, там увидим что по чем…Салом и жизненным опытом он делил ся совершенно бесплатно и, еще, бич-пакетами Ролтона?.
Такая вот дорога. Мост в Новосадовом не для машин, но со следами асфальта. Мощные опоры и зыбкие доски, перила, как вызов – хочешь опереться? – давай, только высоко лететь. Полоснул алый стяг. Глаза не верят, но серп на месте и молот. Конфликт юрисдикций, как объясняет глава поселка Д.Данилевич – нет государственных зданий для государственного флага этой страны на этом хуторе. Иногда на торжественной линейке поднимают, в том числе, и знамя Земли Обетованной…Всякая свастика на знаменах – это дань памяти великим империям прошлого, в том числе и недалекого. Знамя боливийской лесной перманентной революции изнемогает над гномичьей конурой Володи. Там еще тот графический намек на Команданте – допелевинский, первой волны. Отец тоже в семидесятых журналов с Кубы понавез. Все мы как-то одной ногой на сказочном Острове Свободы или Смерти («Родина и Свобода – сказал Хосе Марти…Родина или Смерть – добавил Фидель). Короче, Володя не так уж прост. Он напомнил мне знакомого Археолога, отрывшего римский бастион в Архипо-Осиповке и 7 лет там экспедирующего с идеей этнопарка. Мы ему презентацию делали на форум «Кубань-2003» для соискания инвестиций. Так у того под флагом Кубани на сарае табличка заламинированная прибита, там белым по мадженте на полном серьезе написано «Внутренняя Монголия». А вот у Володи Грушина внутри, видимо, пропахшие порохом джунгли Боливии. Вот где для современных Фрейдов материал для лабораторных работ!
Объехали кругом через брод. Люди очень радушные: Митя – хуторской самурай, Дима-профессор (он там, говорят, 12 лет с семьей живет) и все тот же Володя, которого мы, собственно, и привезли, вместе с ягодами, рюкзаками, диваном, Атаманом, байдаркой (как-то много иностранных слов в одном русском предложении…) и приподнятым чувством предвкушения чудес. Там были два наших земляка еще – настоящие горные туристы в кедах и ветровках красных, где золотом пропечатан предвыборный слоган шишкарево-глазьевцев «За Родину!». Ребята узнали Дока и мы, не представляясь, подружились на время ланча.
Экзотика не заставила себя ждать. Профессор предложил на выбор варианты культурной программы на вечер: «тихо сам с собою», «дискотека», экскурсионные туры на Папай, Молдавановку, зону, «монастыри». Вова добавил про полигон для начинающих скалолазов. Казаки предложили пострелять. Сошлись на бане, куда попал только Док, который весь вечер бегал в трусах и уговаривал нас тщетно на полный желудок шлепать туда – мол, люди старались, в сумму пансиона включено…Но мы довольны и без этого.
А казаки тут, как я понял, для порядку; с дозорами, разъездами и вахтой на заставах. Мы, дескать, мирные люди, но случись, не дай Бог чего…Нет благороднее службы, чем свою деревню защищать, создавая паритет организованной силой против любых посягательств на наши устои и святыни. Очень это морально – так служить и жить в образе защитника земли Русской и соли ее от сохи.
Этнография – это наука о народе, пусть даже о лесном, кавказском, но своем, певучем таком и бесхитростном. Он мудр и спокоен, его не переделать. Такая она наша неповоротливая патриотичность – блаженная она в своей правоте и простоте. И сказки есть у этих людей, переходящие в реальные истории про охоту и чудеса природных явлений.
Ланч начался, как ожидалось, неожиданным поворотом диалога. Нам предложили вкусить конфиденциально мясо некоего зверя, которого обычно едят индейцы в таких вот ритуальных случаях. Животное убивали не из чувства голода, не из меркантильности, не в-прикол (хотя и этого было в достатке), а как у Кастанеды – в силу непреодолимых внешних обстоятельств, оставшихся за рамками беседы. Однако, о самом процессе жертвоприношения ритуального зверя рассказывали с воодушевлением (11 ударов топором по голове). Володя, конечно, как добрый хиппи-гном, только констатировал смерть, разделывал и варил благоуханную шурпу, угощал мушмулой собственного сушения и уступал спитч тамаде-профессору Главе селения. Одна девушка не стала есть, но остальные отведали и насладились неожиданной приятностью этой легендарной пищи. Фокус вышел на славу. Меня убедили, что это не баранина. Философ говорил о мистике, психопатологии современного социума, гигантских мутантах-комаров, древних и новейших легендах, турбизнесе и возрастающей роли сетевых коммуникаций. Один спонсор передал ему с Доком ноут-бук для администрирования сайта во время краткосрочных сеансов связи с вершины ближайшей горы. В благодарность то ли за этот чужой подарок, то ли за отзывчивость и метки, по-деловому отрывистые замечания с мест во время презентации здравницы (теперь не побоюсь этого слова), Дима сделал нам скидку на предоставленные услуги и не включил в счет ритуальный прием пищи и шашлык из дикого кабана.
Прав был американский классик О`Генри, когда в своем рассказе «Один час полной жизни» дал исчерпывающий список ее атрибутов: бедность, любовь и война.
Бедность. Скупая суровость быта: только матрац, подушка, лавки, пеньки, камин, стол на весь проход, барак на 15-20 человек, дрова, вода и туалет на улице. Но есть баня и тиртха (водоемчик в виде бассейна с фонтанчиком), летние навесы, экологически чистые материалы (колесо от телеги, доехавшей аж до Кавказа, например, служит люстрой для свечей) целлофановое и ковровое остекление, саман в ведре против коптящей печи, если камина мало…и есче многое, что бросилось в глаза и вспомнилось как реликт.
Любовь. Ее тут все излучают во всем диапазоне ее спектра. Мне вот вернулась любовь взрослеющей дочери. Катя слушала нас, готовила шашлык из Митиного трофейного кабана, мыла посуду под краном из бака, радовалась и кайфовала от безусловности свободы.
О войне и возвращении с победой в следующей серии. До следующего «Выходного»!
Анатолий Дараков.
Ссылка1 комментарий|Оставить комментарий

navigation
[ viewing | most recent entries ]